Андрей Камакин, газете «БИЗНЕС Online»

Сопредседатель партии «Справедливая Россия — За правду» Захар Прилепин обратился к лидеру КПРФ Геннадию Зюганову с посланием, в котором предложил начать процесс объединения двух партий. Первым шагом, согласно этому плану, должно стать формирование сразу после сентябрьских выборов парламентской оппозиционной коалиции. Главной предпосылкой для слияния, по словам Прилепина, является то, что между партиями «нет практически никаких идеологических разногласий». О том, чем все-таки отличаются друг от друга две эти политические силы, и об особенностях нынешней избирательной кампании в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал член президиума, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов.

 

«Говорить нужно с «оперативником», который управляет «агентом», а не с самим «агентом»

— Сергей Павлович, в своем обращении на имя Геннадия Зюганова Захар Прилепин подчеркивает, что у «Справедливой России — За правду» и КПРФ «нет практически никаких идеологических разногласий». Разногласия такого рода и в самом деле обнаружить довольно сложно. Они все-таки существуют?

— Какие, скажите на милость, могут быть идеологические разногласия между спойлером и партией, против которой она работает?! Вы посмотрите на их предвыборную агитацию: они даже не заморачиваются, а просто переписывают ключевые предвыборные требования КПРФ! Задача спойлера — мимикрировать и оттягивать на себя голоса. На то же, собственно, и направлены и все разговоры об объединении — чтобы ввести в заблуждение избирателя.

— То есть объединение, на ваш взгляд, невозможно?

— Ну присоединение, наверное, может быть. В регионах такой процесс уже идет — присоединение к КПРФ какой-то части актива этой партии. Что же касается федерального уровня, то говорить, понятно, нужно с «хозяином», «оперативником», который управляет «агентом», а не с самим «агентом». Прилепин, как бывший сотрудник правоохранительных органов, должен вроде бы знать азы оперативной работы.

— Но если все так очевидно, зачем тогда первый зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин заявил, что письмо Прилепина обязательно должен обсудить президиум ЦК?

— А почему бы не обсудить? Пройдут выборы, съезд — тогда и обсудим. Посмотрим еще, преодолеют ли они пятипроцентный барьер и сколько голосов оттяпают у нас.

— В актуальной повестке партии данной темы нет?

— Нет, потому что всем действительно все ясно. Клеймо спойлера стоит на этой партии еще со времен, когда Глазьев и Рогозин организовали блок «Родина» (в 2004 году преобразован в партию, которая в 2006-м объединилась с Российской партией жизни; новая партия получила название «Справедливая Россия» — прим. ред.) и откололи от КПРФ треть электората. Ничего нового тут для нас нет.

— Как минимум в одном можно найти общее между вашей партией и мироновско-прилепинской структурой: КПРФ тоже часто обвиняют в сотрудничестве с властью, в том, что она является частью сконструированной Кремлем системы, выполняя в ней важную функцию парового клапана — дает выход протестным настроениям, не причиняя в то же время системе никакого ощутимого вреда.

— Ну если мы не боролись бы с олигархической системой, то наши депутаты не подвергались бы арестам. Не посадили бы тогда всю фракцию партии в Пензенской городской Думе в спецприемник за организацию встречи с избирателями. Не было бы и этой истерики по поводу включения Грудинина в первую тройку общефедерального списка партии на предстоящих выборах. Тем самым оппоненты признают, что мы с Кремлем ничего не согласовывали. Мы, наконец, единственная парламентская партия в стране, которая проголосовала против обнуления президентских сроков Путина. А «Справедливая Россия», кстати, поддержала президента на последних выборах. По сути дела, в Думе против нас действует тройственная коалиция — «Единая Россия», ЛДПР и «Справедливая Россия».

 

«Много еще «открытий чудных» нам готовит дух Чурова, вселившийся в Эллу Памфилову»

— За плечами КПРФ множество избирательных кампаний, заканчивавшихся с неплохими для партии, но далеко не победными результатами, в связи с чем партию прозвали «вечной второй». Будет ли нынешняя кампания чем-то отличаться от предыдущих?

— Во-первых, за плечами КПРФ достаточно и победных кампаний. По сути, идет формирование нового «красного пояса». И власть очень боится этого. Не зря же сняли нашего Левченко (губернатор Иркутской области в 2015–2019 годах — прим. ред.). В 2018-м прошли две победные губернаторские кампании — в Хакасии и Приморье. Одна, правда, была у нас украдена, но вторую удалось отстоять. Имел место также целый ряд побед на выборах в законодательные собрания. Что же касается нынешней кампании, мой прогноз остается прежним: мы должны расширить победный ареал.

 Насколько я помню, Левченко все-таки ушел по собственному желанию.

— Да, увольнение обставили как уход по собственному желанию. Но это же было сделано после чудовищного давления! Дело дошло до взятия в заложники его сына — уже скоро год, как сидит (Андрей Левченко, бывший лидер фракции КПРФ в законодательном собрании Иркутской области, арестован по обвинению в мошенничестве; в КПРФ называют дело политическим — прим. ред.). То, что ему предъявлено, ничего, кроме кривой ухмылки, не вызывает.

— Зависимость наших выборов от административного ресурса стала уже притчей во языцех. КПРФ тоже постоянно говорит о фальсификациях. Появились ли у партии какие-то новые ноу-хау, способы борьбы с этим злом, которые позволяли бы рассчитывать на иной исход?

— Ну, во-первых, о наших ноу-хау я вам не расскажу. Это ведь очень динамичный процесс: только мы придумаем противоядие, как власть тут же применяет против оппозиции новый политический «Новичок». Правила меняются на ходу. Чего стоит отказ от открытого видеонаблюдения на избирательных участках! Наблюдать онлайн теперь позволено лишь избранным — да и то не за всеми участками. Я уже не говорю о трехдневном голосовании и «пеньках». Думаю, много еще «открытий чудных» нам готовит дух Чурова, вселившийся в Эллу Памфилову.

Или возьмем призыв «Единой России» к партиям: давайте не будем проводить предвыборные мероприятия вживую, а переведем все в онлайн. Но мы же все помним, что митинг в поддержку Путина прошел в офлайне-формате! То есть одним разрешено то, за что остальным — и не только за митинги, а даже за одиночные пикеты — грозит арест.

 

«Почему мы должны отталкивать от себя рассерженный городской электорат?»

— Все эти обстоятельства хорошо известны. Собственно, они-то и составляют главный довод тех, кто считает, что на выборы вообще ходить не нужно, что они потеряли всякий смысл.

— Нет, выборы имеют большой смысл. Если бы нынешний режим мог объявить Владимира Владимировича царем, он давно подобное сделал бы. И не было бы никаких выборов. Но царский режим Путину никак установить нельзя, нужно соответствовать канонам декоративной демократии. И с данной точки зрения выборы для власти важны. Это, собственно говоря, и есть ахиллесова пята нынешнего режима. Смотрите: где в списках «Единой России» ее «боевое знамя», ее лидер Дмитрий Медведев? Пришлось срочно рекрутировать Шойгу с Лавровым, как имеющих высокий рейтинг, а Дмитрия Анатольевича с его домиком для уточек выбраковывать. А вы говорите: «Выборы не важны». Очень даже важны.

— Но есть еще так называемые электоральные султанаты — субъекты Федерации, где все схвачено настолько, что о какой-либо электоральной интриге, каком-либо отклонении от заранее написанного сценария в принципе не может быть речи. Возможен ли какой-то прием против этого лома или бороться здесь за чистоту выборов, как говорится, — только время терять?

— Нет, ну мы бьемся, понятно, и в рамках «электоральных султанатов» — там, где консолидирована региональная элита и выстроена жесткая административная вертикаль. Раньше это были преимущественно национальные республики, но «электоральная Чечня» расползлась уже и на русские регионы. Хотя ситуация все-таки не так неоднозначна. В той же Чечне, напомню, на президентских выборах 2018 года на каких-то участках — там, где было независимое наблюдение, — победил Грудинин.

— После прошедшей в последнее время основательной зачистки российского политического пространства у сторонников тех сил, которые не допущены до выборов (говоря прямо, разгромлены), остается немного вариантов действий во время выборов. Не секрет, что многие из них рассматривают возможность голосования за «Яблоко» или КПРФ. Но Григорий Алексеевич Явлинский заявил недавно, что сторонникам Навального не следует голосовать за «Яблоко». Можно ли ожидать от КПРФ подобных заявлений?

— Ну это уже интимные отношения господина Явлинского с бывшим членом партии. Пусть разбираются между собой. Членом КПРФ Навальный никогда не был.

— То есть отговаривать навальнистов от голосования за себя не станете?

— Не вижу в подобном никакого смысла. Кричать: «Не голосуйте за меня» — это мазохизм какой-то. Провести грань, разделяющую политические пристрастия таких избирателей, — вот здесь он в душе сторонник Навального, а здесь — КПРФ, невозможно. Тем более мы видим, что сам оппозиционер в последнее время в своей повестке значительно полевел. Почему мы должны отталкивать от себя рассерженный городской электорат, который исповедует в том числе то, за что мы боремся?

Мы не призываем голосовать за нас только лишь чистокровных марксистов. Мы работаем с обществом, а в нем есть разные точки зрения. И на эти выборы идем не с чисто идеологизированной, а с общедемократической программой. Впрочем, у нас и в рамках идеологии сейчас общедемократические подходы. Будет нормальная демократия — станем состязаться более явно со своими идеологическими концептами с другими оппозиционными силами. Это нормально. А пока все мы оппонируем административному ресурсу.

Андрей Камакин

Сергей Обухов — «БИЗНЕС Online»: «Идет формирование нового «красного пояса». И власть очень боится этого!»