Сергей Обухов, член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

С.П.Обухов

Сегодняшний Пленум – это знаковое событие для подготовки партии к предстоящим выборам в Государственную думу.

Выборы — это практическое решение вопроса о власти. А вопрос о власти всегда есть дело жесткое, даже жестокое. Думаю, что все обратили внимание на вой наших оппонентов в СМИ и соцмедиа в связи с Пленумом и выработкой нашей выборной стратегии. Здесь можно найди всевозможные выверты и побрехушки. От извращенных толкований доклада, который якобы запрограммировал грядущее поражение партии на выборах в 2021 году до вброса через госСМИ и прорежимных экспертов мнения о пределе 10%-процентной поддержки КПРФ.

Кстати, надо отдать должное, агитационные и экспертные сетки КПРФ в соцмедиа неплохо отбивают эти атаки.

Итак, первое —  плюсы и минусы коалиционного опыта КПРФ.

Одним из сильных положений доклада является анализ опыта мирового коммунистического движения по формированию народных фронтов. Упоминается в докладе и собственный опыт КПРФ в предыдущих электоральных кампаниях.

Надо признать успешным первый коалиционный опыт КПРФ в виде Фронта национального спасения, объединенной право-левой оппозиции, как его тогда именовали. Об этом говорится в докладе.

Но, напомню, что после завоевания в 1993 году КПРФ парламентского статуса была еще попытка создания в 1994 году коалиции «Согласие во имя России», куда из ныне действующих политиков входили и судья Конституционного суда Валерий Зорькин, и экс-вице-президент Александр Руцкой, и экс-Предсовмина СССР, ныне сенатор Николай Рыжков, режиссер Никита Михалков. Но коалиция быстро распалась, так как все участники коалиции чувствовали себя «равновеликими», а КПРФ не набрала еще необходимой мощи для доминирования в блоке.

Ветераны партии помнят самый успешный коалиционный опыт выступления КПРФ на выборах 1999 года в форме предвыборного блока «За победу». Тогда список КПРФ набрал первый и лучший за всю историю результат – 24%. Да, тогда после выборов 1995-96 гг. все уже признавали лидерство КПРФ в левопатриотическом политическом сегменте, хотя Анпилов, Тюлькин, Бабурин со своими отдельными «колоннами» — «сталинскими блоками», «коммунистами за СССР» лишили тогда КПРФ и блок союзников 4% голосов.

А вот чуть было не закончившаяся в 2003-2004 гг. трагедией для партии попытка создания надпартийной управленческой коалиционной структуры в виде НПСР требует, на мой взгляд, продолжения анализа.

Уроки НПСР были усвоены при формировании в 2011 году из десятков и сотен региональных и местных общественных структур новой коалиции  – Народного ополчения имени Минина и Пожарского. Это был наш ответ на образование путинского Народного фронта, который сегодня тихо издыхает. И хотя потом проект партия свернула, но здесь было немало интересных организационных и политических находок.

Полагаю из опыта коалиций последних 30 лет – нужен сделать главный вывод: Народный патриотический фронт не должен быть организационной надстройкой над КПРФ. Полагаю, что это нужно закрепить в Постановлении Пленума.

Второе. Условия приема в Патриотический фронт. Очевидно, что по итогам Пленума и уроков предыдущих попыток КПРФ создания фронтов и коалицией нужна выработка для региональных отделений партии четких «маршрутных карт», формализованных критериев: кто может быть участниками Фронта, какие общие и региональные конкретные задачи и цели обязаны они разделять.

В докладе, сказано о возможности объединения только на основе признания его участниками наших принципиальных подходов, отражённых в «Десяти шагах к достойной жизни», материалах Орловского международного экономического форума и иных программных документах. В выступлении Г.А.Зюганова нга Пленуме сформулировано еще семь задач для деятельности Фронта. Это все нужно оформить в Манифест, Программу, Декларацию. Полагаю, что такого рода Манифест или  выработанная для приема союзников хоть индивидуальных, хоть коллективных соответствующая декларация о признании ключевых программных целей КПРФ и должна быть основой для приема в состав Фронта. Кстати это обычная практика. Напомню, про «21 условия приема в Коминтерн». Такие же условия и при приеме в международные интернационалы социал-декмократов, народников, центристов.

Третье. В докладе Геннадия Андреевича Зюганова указывается долгосрочный характер предстоящей работы по объединению – Народный Патриотический фронт – это не предвыборный блок, а политическое объединение с долгосрочными целями завоевания власти. Это важное замечание. Иначе потенциальные союзники начнут воспринимать Патриотический фронт лишь как возможность «заехать на спине КПРФ» во всевозможные парламенты. Понятно, что такая возможность у них должна быть, но только при определенных жестких условиях .

Вот Левада-центр опубликовал данные отрытого общенационального опроса, где граждане сами называли авторитетных политиков. Здесь, кстати, у Путина всего 23% поддержки, хотя три года назад было 59%. У Зюганова до -5-7%, у Грудинина 3-5%, Бондаренко – 2%, Платошкина – 1-2%. И все. Больше левых со значимой электоральной поддержкой в списке 15 федеральных политиков нет. Есть, конечно, кроме доверия и показатель известности. Здесь в двадцатке еще пара-тройка левых политиков. Да, в регионах много авторитетных руководителей КПРФ и левых политиков. Поэтому, когда в регионах будут вести разговоры о включении в партсписки союзников по Народному фронту здесь ключевой показатель – что ресурсно, электорально добавляют эти лица и организации в копилку КПРФ? Благо инструменты для определения известности и электоральных рейтингов сегодня активно используются партотделениями. Поэтому каждый раз перед выборами и выдвижениями в кандидаты от КПРФ надо жестко оценивать кадры союзников по принципу, как говаривал Иосиф Виссарионович: «А сколько дивизий у папы Римского»?

В заключение, четвертое: программа фронта как средство расширение электората КПРФ.

Поддерживаю тезис Геннадия Андреевича о том, что широкий левопатриотический фронт предполагает не чисто партийный, а классовый подход к рабочему движению, ко всем наемным и эксплуатируемым работниками. Хорошо, что ставится цель создания всероссийского движения профсоюзов.

Кстати, у экспертов недавно встретил такую мысль – партия, что создаст в нынешних ковидных условиях профсоюз курьеров, будет держать за горло власти любого мегаполиса.

Нам нужна конкретизация программного продукта Фронта и КПРФ на те слои трудящихся, которые пока не очень поддерживают КПРФ.

По данным исследований ЦИПКР к выборам 13 сентября выяснилось, что поддержка ЛДПР среди постоянно занятых наемных работников выше, чем КПРФ. Да, мы компенсируем это в возрастных когортах — КПРФ поддерживает в полтора раза больше работающих пенсионеров, чем неработающих. Но, кстати, неработающие пенсионеры остаются основной электоральной базой партии власти. За исключением самых старших категорий ветеранов, зачастую ориентированных на КПРФ..

Особо острая проблема поддержка КПРФ среди избирателей массовых профессий – продавцов, водителей, охранников, так называемых менеджеров, а проще говоря, специалистов-консультантов, уборщиков и разносчиков.

И еще один срез: у КПРФ ниже уровень поддержки у так называемого прекариата (15-20 млн. избирателей) – это избиратели на временных контрактах, перебивающиеся случайными заработками, а также самозанятые и безработные. Кстати, декларируют, что являются безработными до 13% опрошенных избирателей. Вот реальность на рынке труда. Не зря исслендования РАН говорят, что до двух пятых жителей российской «провинции» называют главной проблемой отсутствие работы и перспектив.

Особо про роль женщин в Народном патриотическом фронте. Например, сегодня в избирательном корпусе партии мужчин в 1,4 раза больше, чем женщин. Хотя в целом женщин-избирателей больше, чем  мужчин в 1,2 раза. Да и ходят они на выборы намного активнее. Понятно, что наше женское движение «ВЖС – «Надежад России» — важный проводник влияния партии в этой среде. Но как видим, дело не только в недостаточном освоении КПРФ специфической проблематики женского избирателя. Здесь важно попадание общей агитации партии в соответствии с женским менталитетом и запросами.

И все эти электоральные ниши нами пока программно плохо освоены. Вот несколько тем для программной проработки:

Удаленка – это новое рабство, где хозяин распоряжается всеми 24 часами жизни работника.

— Наказать торговую мафию и заступиться за продающих.

— Нулевую ставку НДФЛ для заработков ниже прожиточного минимума.

— Кредитная амнистия для бедных.

— Даже в условиях пандемии стране нужен каждый человек, никто не должен быть брошенным и ненужным.

Как видим, без учета специфики различных групп избирателей, одной только общеполитической и общеэкономической программами КПРФ не удастся расширить электоральную поддержку до уровня, необходимого для победы на парламентских выборах. Собственно, поэтому Президиум в Постановлении о подготовке к Думским выборам счел целесообразным создать под руководством Г.А.Зюганова специальную программную группу к выборам.

Напомню, что по тем же опросам ЦИПКР более 35% нынешних активных избирателей хоть раз в жизни, но голосовали за список КПРФ или кандидата партии. Через какие каналы и приводные ремни обеспечить полную мобилизация этого потенциала? Ведь это бы гарантировало бы победу КПРФ на парламентских выборах. Да, грамотно выстраиваемая коалиционная политика, уверен, может быть таким инструментом мобилизации.

В канун нашего Пленума весьма эмоционально взвинченный президент Путин, вроде ранее всегда публично спокойный, на заседании Валдайского клуба анонсировал к весне, цитирую, «тектонические сдвиги» в политической жизни. Я думаю, что мы должны «помочь» президенту и на выборах в Госдуму создать условия для тектонического сдвига в сторону смены курса и левопатриотической политики.

 

С.П.Обухов. Плюсы и минусы коалиционного опыта КПРФ. Текст выступления для XI (октябрьского) Пленума ЦК КПРФ