Михаил СЕУРКО — «Приангарье» (Иркутск). Иллюстрации — мотиваторы и демотиваторы из социальных медиа Иркутской области

— Рады, что эксперты такого уровня гостят в Иркутске…

— Как исследователь, я тщательно наблюдаю за губернаторскими кампаниями в стране. В выборном сезоне 2020 года главная избирательная кампания будет проходить в Иркутской области. Внимание федеральных экспертов и СМИ привлечено к Прибайкалью. И неудивительно: этот регион один из ключевых, регион-донор, который генерирует почти 200 миллиардов бюджета, хотя четыре года назад их было меньше 100. Федеральные промышленные группы и партии с вожделением смотрят на то, что сделано областью за четыре года и думают, как бы попользоваться плодами того, что сделала область.

— Очень приятно, что Вы так оцениваете наш регион. Как раз о том, что происходит на федеральном уровне. Недавно фракция КПРФ в Государственной Думе ФС РФ написала коллективное письмо президенту России с просьбой прекратить атаку на губернаторов, в частности, Иркутской области и Республики Хакасия. С чем это связано, кроме того, что начинается избирательная кампания?

— Она очевидна. Я думаю, что жители Иркутской области видят то, что происходит и на федеральном уровне, и в регионе сквозь эту призму. Мы, как центр, ведем мониторинг освещения губернаторов федеральными и региональными телеканалами. Есть два политика — губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов и мэр Москвы Сергей Собянин, которые лидируют по упоминаемости на федеральных каналах. Как правило, подача — суперкомплиментарная. Угадайте с трех раз, кто на третьем месте.

— Губернатор Иркутской области?

— С января по октябрь 9 часов 27 минут (!?) федерального телеэфира, если брать пятерку ведущих каналов от РЕН-ТВ до Первого, выделено губернатору Иркутской области. Вы, наверное, будете смеяться — в отличие от Москвы, Санкт-Петербурга и Чечни (Рамзан Кадыров идет после Сергея Левченко) — подача событий идет со знаком минус. Вроде мы имеем потрясающие данные, экономические данные, которые признает администрация президента. Считается, что динамика позитивная. Ключевой вопрос — бюджет. Дополнительно 100 миллиардов Иркутская область сгенерировала для федерального бюджета и 100 миллиардов добавила в собственный бюджет. И на этом фоне деятельность губернатора освещается только в негативном свете (!!!) Только ли у Левченко такая ситуация? Нет. Следующий — это молодой губернатор Хакасии Валентин Коновалов. И, как ни странно, губернатор Хабаровского края Сергей Фургал и губернатор Владимирской области Владимир Сипягин. Это те губернаторы, которые выиграли у «ЕР» на выборах. Получается, что, если ты победил «ЕР» на выборах, — а у нас вроде демократическое государство, — то ты федеральными политадминистраторами представляешься в негативном свете. Печально, но такова наша российская действительность.

— Вы затронули еще тему, что наш регион — лакомый кусочек. Кому это еще может быть интересно?

— Иркутская область всегда была перекрестием интересов различных федеральных игроков. Один из них — Олег Дерипаска. Недавно все слышали про неприятности у Дерипаски с санкциями, он почему-то на этом фоне пошел судиться с Геннадием Зюгановым за то, что Компартия выступила против передачи всех алюминиевых активов под контроль американцев и коллективного Запада, но вроде пошел на попятную. Следующий игрок — «Ростех» господина Чемезова. Все слышали про Иркутский авиационный завод и несчастный самолет МС-21, который вдруг корпорация Чемезова вопреки обещаниям президенту не может поставить на крыло. Лесники — здесь столько игроков! Нефтяники, химики — тоже игроки. Это все финансово-промышленные группы.

Но вы понимаете, откуда взялись в бюджете дополнительные 100 миллиардов? Их же взяли у этих олигархов-налогоплательщиков. Я не думаю, что гражданин Дерипаска очень рад, что он лишние миллиарды стал платить в бюджет Иркутской области. Я не думаю, что лесники довольны тем, что 10-15 миллиардов вынуждены отдавать в бюджет. За такие деньги убивают, и не только информационно.

— Политическая ситуация в Иркутской области стала интересной, как раз когда проходили выборы в губернаторы 2015 года. Многие тогда стали говорить о таком феномене, как протестное голосование.

— Иркутская область всегда славилась протестным голосованием. В Москве иногда смеются над понятием «иркутскость». Но никуда не денешься. Региональная специфика есть, она тоже должна учитываться в политике. Я как раз говорил с одними опытными социальными психологами, которые анализировали феномен беспрерывных информационных атак на губернатора Левченко в течение года.

Что такое девять часов «полива» губернатора? С грязью в таком случае смешивают и всех жителей Иркутской области. Такая критика играет и против тех, кто эту кампанию организовывает. Если и дальше будет продолжаться диффамация в отношении губернатора, это будет бумерангом ударять и по организаторам. Но, согласитесь, печальный случай с Сергеем Угляницей. Один час девять минут в октябре федеральные телеканалы освещали события в Иркутской области, что в Тулуне вроде положительные подвижки есть при всех трудностях, а дальше освещали тему нападения на Угляницу, которого якобы заказал губернатор. Но губернатор, которого мочат из всех информационных стволов федерального значения… при всем уважении, это несопоставимо с критикой, которую делает один региональный блогер.

— Вы проводите аналитику воздействия на зрителя? Насколько он покупается на такую повестку?

— Я сталкивался с исследованиями ВЦИОМ. Это правительственная структура, которая тоже каждый месяц ведет свой мониторинг ситуации в Иркутской области. Судя по последней региональной конференции «ЕР» — мы внимательно читали доклад господина Сокола, — они пользуются социологией ВЦИОМ.

Мы тоже проводим такие замеры, спрашивая напрямую: «Доверяете ли вы кампании в отношении губернатора Сергея Левченко?». За год мониторинга мы имеем сейчас самые низкие цифры: порядка 17-18% отвечают, что верят тому, что говорят про Левченко, а сначала было около 30%. Есть, конечно, много промежуточных категорий, которые считают, например, что нет дыма без огня, что-то там есть, наверное. Но если говорить про ядро, то оно сокращается.

— Это опять иркутская протестность?

— Да, такая у нас ментальность.

— То есть, иркутяне предпочитают делать выводы сами?

— Да, это массированное давление… Хотя, казалось бы, на федеральном канале говорили про это, какой ужас! Но иркутяне народ умный.

— Это очень приятно. Но отойдем от бесконечных атак на губернатора. Сейчас очень многие говорят о децентрализации власти. Сергей Левченко в том числе говорит о том, что больше полномочий по управлению нужно передавать в регион. Вы, как эксперт, как оцениваете подобные явления?

— Хочу сказать, что это заложено в нашем бюджетном кодексе, где написано, что 50% — федерации, 50% — региону. И ключевая ошибка федерального центра, что по бюджету, который принят Госдумой, регионы сейчас получают только 35% поступлений. Когда там говорят, а что это губернатор день и ночь мотается в Москву? А что вы думаете, они от хорошей жизни это делают? Эта сверхцентрализация — беда страны. При каком-то кризисном событии это может надломить хребет страны.

Необходимо выполнять действующее законодательство, которое требует децентрализации ресурсов. А это не выполняется. Есть правящая партия, она эту политику и проводит, что все ресурсы должны стягиваться в Москву, а губернаторы должны приехать на поклон к господину Силуанову в какой-нибудь проектный офис или министерство и на коленях вымаливать. Ему говорят, поковырявшись в носу: «Что-то у вас плохо голосуют за «Единую Россию», вот вам меньше». Так не должно быть.

Но де-факто мы видим, что нередко все зависит от пробивной способности каждого губернатора. Хорошо, что у Левченко она есть. Ну и цифры опять же. Иркутская область дала 100 миллиардов в федеральный бюджет, а вернула сколько? Это неправильно и неверно, регионы должны быть заинтересованы в повышении отчислений в федеральный бюджет.

— Хотелось бы еще раз вернуться к теме «особости» нашего региона. А как в Москве оценивают Иркутскую область в плане менталитета и происходящих событий?

— В администрации президента и в партии власти с большой опаской смотрят на Иркутскую область. Ну, понятно, что политические эксперты — это довольно узкий слой. Но как только откроешь какой-нибудь телеграмм-канал: «На сегодня назначена 121-я отставка губернатора Левченко, она состоится завтра».

Кстати, уже месяца полтора не промышляют такими вещами. Это говорит о том, что часть элитных кланов пытались продавить в Москве сценарий досрочной отставки Левченко. Но, к чести президента, он не прошел. Обращение Геннадия Зюганова и фракции КПРФ на это и было направлено: «Дайте возможность жителям Иркутской области решить самим на выборах. Не принимайте решение в Москве и не присылайте сюда варяга».

— А как Вы оцениваете Иркутскую область на фоне наших достаточно серьезных соседей, например, Красноярского края?

— Обратите внимание, что оппоненты вашего губернатора почему-то стесняются приводить сравнительные ряды с Красноярским краем. Они не в пользу Красноярского края. Мы должны понимать, что социально-экономические показатели Иркутской области в десятке лучших по стране.

Но жители скажут: «А что нам с этого?». Понятно, когда приводятся цифры, что при Ерощенко 10 или 14 миллиардов на социальные выплаты, при Левченко — 20. При Ерощенко 50 социальных объектов строилось, при Левченко — 150 или 200. Все познается в сравнении. Наверное, когда оно отнимется, то тогда это станет понятно. Такая человеческая психология.

— Давайте ценить то, что есть сейчас.

— Вернусь к вопросу о перспективе. Есть такой феномен, как «Пятилетка Левченко». Этот пример Иркутской области стал наследоваться в других регионах. Новосибирск пошел по пути проработки Государственного планирования и определения целей развития. Трудностей у всех много, но нужно ценить позитив и перспективы, которые у вас есть. — Спасибо большое за такую высокую оценку!

Михаил СЕУРКО

Сергей Обухов: К чему приведет информационная война против Иркутской области и Левченко