По материалам svpressa.ru

О вмешательстве Запада в избирательную кампанию говорят лишь 26% опрошенных. 32% полагают, что эти обвинения — лишь попытка очернить участников протестов. Еще 26% убеждены: если вмешательство и было, то вряд ли на что-то повлияло.

Число тех, кто положительно и отрицательно относится к акциям, почти одинаковое — 23% и 25% соответственно, 45% эти акции безразличны. Основной причиной, побудившей людей выйти на улицу, респонденты называют недовольство положением дел в стране. При этом 41% опрошенных считает, что силовики при задержании протестующих необоснованно применяли силу, а 32% называют действия ОМОНа адекватными.

По оценке «Левада-центра», протестные настроения к концу лета выросли. За последние три месяца число тех, кто говорит о возможности протестов против падения уровня жизни в их городе, выросло на 8% — до 34%. О своей готовности участвовать в них говорят по-прежнему 27%.

Возможность протестов с политическими требованиями допускают 30% россиян, участвовать в них готовы 20%.

Как отмечает директор «Левада-центра»Лев Гудков, телевидение давало негативную оценку происходящего, но это не поменяло мнение людей.

«Большинство считает, что протесты вызваны ситуацией в стране. Даже среди тех, кто одобряет деятельность президента Путина, меньше трети считают причиной протестов вмешательство Запада. Пропаганда не сработала, тезис о западном заговоре провалился», — резюмирует Гудков.

По его мнению, силовое давление вызвало возмущение, а негативная оценка насилия ведет к нейтрализации пропагандистского эффекта и к росту раздражения властями. Вместе с тем, московские протесты, по его мнению, не будут иметь сильного эффекта на регионы — за ними внимательно следили лишь 16% россиян.

Ранее Лев Гудков говорил «Свободной прессе», что «в Москве оценки Владимира Путина и ситуации в стране очень поляризованные, а на периферии это совсем не так».

«Поскольку там нет механизмов консолидации общества, структур, которые могли бы выразить недовольство — периферия находится в хронически недовольном состоянии, но не переходит к активным действиям. На периферии и отношение к выборам абсолютно индифферентное. Там большинство считает, что от выборов ничего не зависит», — отмечал социолог.

При этом, указывают эксперты, само по себе ухудшение экономической ситуации в стране — если оно происходит плавно — не повышает градус протестной активности. Мало того, чем сильнее беднеют граждане, чем прочнее нынешняя власть. Этот парадокс наглядно проявился в 1996 году, когда на президентских выборах соперничали Борис Ельцин и Геннадий Зюганов — тогда самые нищие регионы голосовали за Ельцина.

По мнению аналитиков, именно поэтому Кремль московских протестов не особенно опасается. По данным «Левады», 60% населения не ждут изменений своей жизненной ситуации, у трети ситуация явно ухудшается несколько лет подряд, у 15−20% — улучшается. Это значит, что середина российского общества настроена инерционно, и серьезной угрозы для власти не несет.

— Люди у нас здравомыслящие, и потому понимают: напрямую Запад не может влиять на протесты в Москве, — отмечаетсекретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Запад может встроиться и разогревать недовольство, но первичные причины сугубо внутренние. Это ведь не Госдеп США выносилЛюбовь Собольна диване из Мосгоризбиркома, и не Госдеп бил гуляющих протестующих.

На деле, любая страна, видя, что власти ее геополитического оппонента совершают грубые ошибки, будет пытаться этими ошибками воспользоваться. Но суть, повторюсь, не в попытках вмешательства, а во внутренних противоречиях.

Добавлю, что Кремль западным вмешательством озабочен очень однобоко. Скажем, это вмешательство проявляется также в виде вывоза капитала из РФ и обескровливания нашей экономики. Или в подчинении российской алюминиевой отрасли — напомню, империя олигарха Олега Дерипаски перешла под контроль Запада.

Но почему-то одно западное вмешательство Кремль считает хорошим, а другое — плохим. Хотя, на деле, все действия Запада против РФ объясняются тем, что наша действующая власть сдает геополитические позиции. Именно поэтому ее оппоненты чувствует себя в России вольготно, и могут навязывать политические решения.

База для вмешательства создана обширная: рубль — это «окрашенный доллар», вся финансовая система РФ зависит от США, а либеральный «пылесос» перекачивает все золотовалютные резервы России на Запад.

Стоит ли после этого удивляться, что Запад пытается вмешиваться во все внутрироссийские процессы? Как говорится, снявши голову по волосам не плачут.

«СП»: — Основной причиной, побудившей людей выйти на улицу, респонденты «Левада-центра» называют недовольство положением дел в стране. Чем конкретно вызвано это недовольство?

— Главные причины — дуроломство и бестолковость власти, я считаю. Ее жадность, хищничество и тупость. Чавканье у корыта, которое отключает нашей элите мозги.

«СП»: — К московским акциям протеста отрицательное отношение выразили 25% опрошенных, положительное — 23%. О чем это говорит?

— Как минимум 20% граждан, лояльных «Единой России», никто не отменял. При любой власти имеется зависимый электорат, который считает, что правящая элита всегда поступает правильно. Так что 23% положительно относящихся к акциям — это хороший показатель. Он говорит о том, что политизация общества в России растет.

Политизация населения, замечу, в большинстве случаев идет от центра к периферии. Хотя Советский Союз ломали иначе — за счет политизации национальных окраин. Но и там главную роль в формировании настроений играли столицы: Москва, Петербург и Екатеринбург.

Сейчас происходит то же самое — политический процесс из Москвы понемногу захватывает регионы. Тут любопытно другое: КПРФ контролирует протест в регионах, но относительно слаба в Москве. Вот это — одна из серьезных проблем.

«СП»: — Как будет развиваться нынешняя ситуация?

— Еще не вечер, как принято говорить. В любом случае нынешняя система власти находится в кризисе. И неслучайно московские протесты вышли за рамки тихих, рутинных региональных выборов, и раздулись до масштабов практически мирового скандала.

Это, на мой взгляд, говорит об одном: с транзитом власти Путина после 2024 года, будет еще «веселее». Тут уж внешние игроки приложат максимум усилий для дестабилизации ситуации.

Сегодня, конечно, мы наблюдаем в настроениях общества и усиление гниения, и усиление апатии. Но и протестная тенденция также усиливается. Показательно, что в Москве, в каждом из столичных округов, противников власти в 1,5 раза больше, чем сторонников.

И надо понимать: московские выборы могут стать катализатором процессов, которые мы наблюдали в конце 1980-х в СССР, когда прошли выборы в Моссовет и Ленсовет. Сейчас, как и тогда, именно настроения в столицах будут раскачивать ситуацию в стране.

Причем Кремль только усугубляет дело, ставя в трудное положение «малую Россию», и перекачивая протест в крупные города. По сути, такая ситуация — настоящая социальная бомба, и именно на ней сидит действующий режим.

«Свободная Пресса». Сергей Обухов: Чавканье у бюджетного корыта отключает нашей элите мозги