ЦИПКР и Отдел ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний

В период с 23 мая по 5 июня 2017 года ЦИПКР совместно с подотделом по аналитике и социсследованиям Отдела ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний был проведён очередной всероссийский социологический опрос, охвативший 1500 респондентов из 147 населённых пунктов 32 субъектов РФ. Выборка репрезентативная, случайная, квотированная по половозрастной структуре и урбаностратам.

Прошедшая думская кампания показала, что большинство граждан устраивает статус-кво. При всем недоверии к институту выборов, общество, в целом, не сильно протестовало против объявленной сокрушительной победы «Единой России» и ослабления парламентской оппозиции.

Поэтому в исследовании ставилась задача прояснить один из ключевых вопросов актуальной повестки дня – готово ли общество к переменам как в политической, так и экономической жизни. Или травмы от социально-экономических и политических катаклизмов постперестроечной и постреформенной поры столь сильны, что российское общество как улитка, спряталось в раковину и надеется, ничего не меняя, пережить все внешние и внутренние неприятности.

Перемены нужны, но «назревшие»

Главный козырь нынешней партии власти – стабильность. Ею «торгуют» во всех «пиар-ларьках» и в ходе всевозможных пиар-кампаний. Поэтому в ходе исследования респондентам было предложено оценить: в стране нужно сохранить все как есть, стабильность или все-таки нужны перемены.

Как оказалось, чуть более половины граждан высказались двояко: они и за сохранение стабильности, и за проведение назревших перемен (гр.1). Это доминантное суждение обрамляется практически равными экстремумами – 17 процентов за «коренные перемены», 18 – за «небольшие» перемены. Ничего не менять склонна совсем незначительная доля граждан (3 проц.).

График 1

Cегодня много споров: в стране нужно сохранить все как есть, стабильность или нужны перемены? Ваше мнение?

В общем, граждане признают необходимость перемен в российском обществе. Дискуссия только вокруг темпов этих самых перемен. Большинство – за «назревшие», каждый шестой – за «коренные», столько же – за «небольшие».

Любопытны половозрастная структура и политические предпочтения сторонников различных темпов перемен. Две трети сторонников коренных перемен – мужчины. Рабочих здесь в полтора раза, инженеров и предпринимателей – в два раза больше чем в целом по выборке. Зато на треть меньше наемных работников сферы обслуживания, неработающих пенсионеров и совсем незначительно – госслужащих и «людей в погонах».

По образованию «радикалов» больше среди имеющих неполное среднее или общее среднее образование. За крутые перемены те, кому не хватает на еду, а также средне- и высокодоходные группы граждан. Больше всего сторонников высоких темпов перемен среди лиц в возрасте 35-44 и 55-59 лет. Низкодоходные группы, а также лица в возрасте 18-24 и старше 65, наоборот, больше высказываются за стабильность и невысокие темпы перемен.

Треть всех сторонников «коренных перемен» – это симпатизанты КПРФ, каждый десятый – «Справедливой России». Кроме того, в полтора-два раза больше здесь граждан, заявляющих, что твердо не ходят на выборы либо испортят бюллетень.

Обобщенный портрет сторонника «коренных перемен» в обществе – мужчина с общим средним и неполным средним образованием, рабочий или предприниматель в возрасте 35-44 и 55-59 лет, голосующий за КПРФ или «Справедливую Россию», а также принципиально не ходящий на выборы.

От инфляции слов к ожиданию дел и порядка

С 1989 года ЦИПКР проводит замер восприятия гражданами общей ситуации в стране и обществе. Респонденты оценивают соотношение хаоса и порядка, застоя и развития, дела и разговоров, слов (табл.1).

Как показало исследование, по многословию, пустым разговорам, которые царят в обществе, нынешние показатели близки к позднеперестроечному 1989 году. Тогда общество устало от горбачевской говорильни: в обществе больше разговоров, слов в то время полагало 53 процента опрошенных. В позднепутинской России такая оценка звучит чуть реже, но близко к самым высоким показателям за почти три десятилетия наблюдений – 44 процента. Да, хаоса, беспорядка гораздо меньше, чем в горбачевскую эпоху и после «святых 1990-х» — об этом сказал лишь каждый девятый опрошенный. А вот «застой» в нынешней ситуации увидели такой же как на излете правления Горбачева: тогда 14 процентов, а сегодня – 13.

Таблица 1

Чего, по-Вашему, сейчас больше в жизни нашего общества?

1989 г. 2004 г. 2013 г. 2016 г. 2017
1. Разговоров, слов. 53 41 36 32 44
2. Тенденций к беспорядку, разрушению, хаосу. 19 20 19 12 12
3. Практического застоя. 14 3 9 15 13
4. Стремления к порядку. 5 12 20 25 21
5. Практического дела, реформ. 2 11 10 0 2
6. Развития. —- —- 4 6 5
7. Другое, без ответа. 7 13 2 10 3
Справочно: Соотношение негатива и позитива 86:7 64:23 64:34 59:31 69:28

Выгодно от позднеперестроечной эпохи отличается оценка «порядка». Сейчас его заметили в четыре раза больше граждан, чем в 1989 году, но уже гораздо меньше, чем всего лишь год назад (21 процент опрошенных). А вот с практическими делами, реформами в обществе – беда. Их граждане от властей не видят. Здесь только 2 процента респондентов заметили движение, хотя на втором сроке Путина таких граждан было в пять раз больше. А сегодня показатели опять упали до позднегорбачевских.

Конечно, общественная ситуация сегодня еще не приблизилась к позднегорбачевскому периоду. Но по ряду ключевых показателей общественных настроений – похожа. Все та же инфляция слов. По говорильне на всех этажах власти, отсутствию практического дела и преобразований – однозначно похожа. В позитиве только – сохранение и укрепление порядка. В этом пока принципиальное отличие от ситуации конца 1980-х годов.

Острота застарелых проблем не снижается

Традиционно в ходе всероссийского опроса респондентам задается открытый вопрос: «Назовите главные, на Ваш взгляд, проблемы в стране».

Обобщение, порой, пространных ответов позволяет выделить ключевые «болевые точки».

Социальные проблемы – бедность, рост цен, низкие зарплаты и пенсии, проблемы медицины, образования, жилья, ЖКХ – во главу угла поставил каждый третий россиянин (табл.2). Причем этот показатель за год вырос в полтора раза и уже сопоставим с замерами в разгар предыдущего кризиса в начале третьего президентства Путина в 2012 году. Хотя, вроде бы глава государства недавно объявил о завершении кризиса.

Таблица 2.

Назовите главные, на Ваш взгляд, проблемы в стране.

Блок проблем 2012 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Бедность, низкие зарплаты и пенсии, рост цен, проблемы с жильем и ЖКХ, медицина, образование, другие социальные проблемы 34 18 20 34
В том числе, проблемы:
-низких пенсий и зарплат 13
— роста цен 4
— доступности жилья и ЖКХ 5
— бедности 2
— культуры населения 2
-наркомании, алкоголизма 1
Безработица и закрытие предприятий 14 13 10 11
Благоустройство и качество среды 24 9 7 2
Дороги и транспорт 11 8 2 4
Коррупция, беззаконие и неэффективность власти, 8 5 13 16
В том числе, проблемы
— коррупция и беззаконие 10
— неэффективность власти 6
Финансово-экономический кризис —- —- 16 4
Внешняя политика —- —- 4 1
Другое (проблем много) 4 9 7 3
Нет проблем, не знаю, без ответа 5 38 21 25

Да, если в 2016 году каждый шестой россиянин полагал, что этот абстрактный кризис главная проблема, то сегодня таких лишь 4 процента, остальные бьют тревогу по поводу обострения конкретных застарелых социальных болячек. Внешняя политика и связанные с ней проблемы, наоборот, ушли из фокуса видимых россиянами проблем (1 проц. против 4 в прошлом году)

Острота социальных проблем вытеснила осознание неблагоустроенности и низкого качества жизненной среды (2 проц. мнений в 2017 против 7 в прошлом году). А вот безработица сохраняет свой хронически значимый характер весь период исследований с 2012 года. Так, в 2017 ее отметил каждый девятый респондент.

Наряду с обострением социальных проблем «набухло» неприятие гражданами коррупционной ситуации и общей неэффективности государственной власти. Если в 2012 году на «коррупцию, беззаконие и неэффективность власти» как главную проблему указывало 8 процентов граждан, то 2017 – таких уже в два раза больше.

Итак, формализуя обширные ответы граждан в ходе интервью по актуальным проблемам, можно сделать такой вывод. За шесть лет третьего президентства Путина позитивных перемен мало. Общество все больше волнует разрастание социальных проблем, включая низкие зарплаты и пенсии, рост цен, ситуацию в медицине и образовании. И «майские указы» Путина 2012 года не остановили деградацию социальной сферы. Также резко обостряется у граждан понимание нетерпимости ситуации с коррупцией и неэффективность государственной власти.

Требования «ремонта» государственной власти и отставки правительства

Глухой и осторожный запрос на перемены в обществе, раздражение от пустословия власти, ее неэффективности и коррумпированности кристаллизуются у части российского социума в требования если не полного ремонта политической системы, то хотя бы отставки правительства Медведева.

Еще ранее доминировала оценка «власть делает все правильно», то за три года это мнение «усохло» в четыре раза – с 44 до 11 процентов. (гр.2).

График 2.

Как Вы считаете, наше государство адекватно справляется с вызовами времени, или ему нужен «ремонт»? Например, смена правительства, другая социальная, экономическая политика и тому подобное?






янв’2015 июл’2015 янв’2016 июн’2017
1. Власть всё делает правильно. 44 29 28 11
2.Недостатки, конечно, есть, но стабильность важнее, не надо «раскачивать лодку». 20 27 30 41
3. Путину необходимо поменять правительство Медведева на какое-то более адекватное. 12 14 12 17
4. Необходим «ремонт» всей системы. 10 17 22 26
6. Не знаю, без ответа. 14 12 0 4

Значительная часть сторонников действующей власти стала более критично к ней относиться, но как заклинание продолжает повторять официальный пропагандистский тезис «стабильность важнее». Осознающих недостатки, но не желающих «раскачивать лодку», теперь относительное большинство – две пятых (41 проц. в 2017 против 30 проц. в 2016 г.).

За год на треть увеличилась доля сторонников отставки правительства Медведева (с 12 до 17 проц.). А каждый пятый теперь вообще на более радикальной позиции – «нужен ремонт всей системы». Это мнение с января 2015 выросло в два с половиной раза.

В целом, сторонников отставки правительства и «ремонта» всей властной системы сегодня уже 43 проц. против 22 в январе 2015года, т.е. их число выросло в два раза.

Самое любопытное, что среди сторонников отставки правительства Медведева треть – это голосующие за «Единую Россию». Каждый пятый здесь – избиратель КПРФ, каждый десятый – ЛДПР, каждый двенадцатый – «Справедливой России». Более радикально – за «ремонт» всей системы более всего выступают сторонники КПРФ и ЛДПР, а также неопределившиеся в своем политическом выборе граждане.

На отставке правительства более активно настаивают граждане в возрасте 35-49 лет. Более радикальное требование «ремонта» всей системы выдвигают зрелые люди 35-39 лет и граждане, завершающие свою трудовую деятельность 55-59 лет.

Менее всего настроены на отставку правительства и «ремонт» в политсистеме граждане, которым по самооценке не хватает средств даже на еду. Самые горячие сторонники радикальных перемен это «бедные» (на еду хватает, но проблемы с приобретением одежды») и верхний средний класс (на еду, одежду и бытовую технику хватает, могут приобрести автомобиль). Среди оппонентов правительства больше рабочих и предпринимателей. А среди сторонников более радикального подхода к политсистеме – больше наемных работников сферы обслуживания, социальной интеллигенции (учителей, врачей и др.), и опять-таки — предпринимателей.

От желаний перемен к действиям. Пока ситуация не созрела

Обострение социальных проблем и осознание коррумпированности и неэффективности власти, желание перемен при сохранении стабильности пока не привели граждан к осознанию необходимости прямых действий.

Да, судя по пятнадцатой «прямой линии» президента в июне 2017 года, 2 млн. россиян попробовали счастья в «лотерее справедливости». Но только семи десяткам из них удалось добиться решения острых проблем у президента. Следующий «розыгрыш» призов через год, поэтому данный путь пока не может играть роль анестезии для купирования общественного недовольства.

Остается другой путь быть властью – публично озвучить свои требования. В 2017 году массовые публичные выступления против т.н. реновации пятиэтажек в Москве дали эффект – власть прислушалась к требованиям москвичей.

Таблица 3

Если различные общественные проблемы вызовут акции протеста, митинги, Вы бы приняли участие в них?

2005 г. 2006 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2012 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
1. Да, обязательно. 17 9 6 8 34 28 1 5 9
2. Возможно. 22 11 17 14 10 11 15 11 13
Пп1-2 Итого 39 20 23 22 44 39 16 16 22
3. Маловероятно. 37 21 27 30 16 11 32 15 24
4. Точно нет. 19 48 44 42 38 46 47 57 51
5. Не знаю, без ответа. 6 12 6 6 2 4 6 12 3

Как видно из табл.3, наиболее эффективными по давлению на власть были 2005 и 2010-2012 гг. Тогда высокая протестная активность (готовых и потенциально готовых публично протестовать тогда было, соответственно 39-44 процента граждан) привела к серьезной корректировке проектов монетизации льгот (2005) и либерализации политсистемы вместе с социальными «майскими» указами (2010-2012).

Замеры протестной активности показывают, что анестезия от «крымской весны» 2014-2016 гг. проходит. И граждане вновь заявляют о готовности публично отстаивать свои права. Но показатели 2017 года пока на уровне 2008-2009 гг. Это в полтора-два раза ниже, чем на пике массовых протестных выступлений, зафиксированных в 2005 и 2010-2012 гг.

Самыми протестно настроенными группами являются лица в возрасте от 30 до 49 лет, рабочие (треть всех потенциально готовых к публичным протестам), наемные работники сферы обслуживания и офисные работники (их доля в полтора раза выше средней). По политическим предпочтениям – это сторонники КПРФ и «Справедливой России», а также граждане, принципиально отказывающиеся от участия в выборах.

Некоторые выводы

Ряд политических экспертов пытаются доказать тождественность нынешней общественной ситуации с позднеперестроечным периодом, накануне развала СССР. Спор ведется в категориях типа «сейчас на дворе 1989 год или 1988»?

Естественно, никакой тождественности быть не может. Есть некоторые схожие черты, подобные политические процессы, но ситуация в нынешней Российской Федерации серьезно отличается и от позднеперестроечной, и от тех переломных событий, что происходили сто лет назад, в революционном 1917 году.

  • Да, как и летом 1917, как и на исходе 1980-х страна устала от пустой говорильни верхов, их неспособности изменить ситуацию, инфляции слов, отсутствии практического дела и позитивных перемен. Но государственный механизм хоть и пробуксовывает, но «крутится». Граждане отмечают сохранение на допустимом уровне порядка.
  • Да, отмечено обострение социально-экономических проблем. Они разрастаются, деградация социальной сферы не остановлена. Но пока негатив не сверх меры, не сверх народного терпения.
  • Граждан все больше раздражает ситуация с коррупцией и неэффективностью государственной власти. Это становится все более заметным на фоне обострения застарелых социальных проблем.
  • Очевиден пока еще глухой, острожный запрос на перемены в обществе, ремонт политической системы.
  • Но при формирующемся запросе на «перемены без потрясений» пока не вызрел инструментарий принуждения власти к этим переменам. Протестная активность поднялась с точки замерзания, куда она опустилась в «крымскую весну», но пока еще в два раза ниже, чем в периоды самых эффективных массовых выступлений в 2005 и 2012 годах, когда удавалось добиться наиболее существенных корректировок государственной политики.
  • Условно запрос на перемены, готовность к активному публичному протесту более всего формируется у рабочих, мелких предпринимателей, офисных работников. Как ни странно, более всего конформистов (или пофигистов) среди молодых людей до 29 лет. Более всего готовы к переменам и борьбе за них лица от 35 до 49 лет, а также в последней предпенсионной когорте – от 55 до 59 лет.
  • Исследование вновь подтвердило факт, что носителями запроса на перемены являются сторонники КПРФ и «СР», граждане, принципиально не ходящие на выборы, а также частично — даже голосующие за «Единую Россию»

* * *

Во второй части аналитического доклада будет проанализировано восприятие КПРФ в общественном мнении, ее перспектив, как партии, и лидерского потенциала КПРФ.

Координатор группы интервьюеров – Г.В. Фокина, консультант ЦК КПРФ

Телефонные базы и оцифровка полевого материала – Н.В. Фокина, консультант ЦК КПРФ

Аналитическая обработка – С.П. Обухов, Секретарь ЦК КПРФ, Е.Б. Шабарова

Отв. за выпуск — С.П. Обухов

Российское общество между застоем и стремлением к переменам. Доклад ЦИПКР по итогам всероссийского опроса общественного мнения